Поиск:

Интервью министра иностранных дел Республики Арцах Масиса Маиляна иранской газете «Шарг» - MFA NKR

Интервью министра иностранных дел Республики Арцах Масиса Маиляна иранской газете «Шарг»

2017-12-05 15:03

Арцах – один из наших соседей, с которым мы имеем общую границу протяженностью  примерно  135 км.   Многие иранцы, возможно, и не знают о существовании такого соседа, так как его не видно на политической карте. Хотелось бы знать, какова, в целом, Ваша политика в отношении Ирана?

У нас положительное отношение к Ирану.  Мы воздаем должное политике ИРИ в отношении азербайджано-карабахского конфликта, которая носит сбалансированный и, в основном, нейтральный характер.  Примечательно, что в первой половине 1992 года Иран был посредником в вопросе урегулирования этого конфликта, что говорит о заинтересованности  Ирана в обеспечении мира в регионе. Об этом свидетельствует и тот факт, что сегодня официальный Тегеран выражает готовность вновь осуществлять посредническую миссию в процессе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта.

Следует отметить, что  Иран – единственная страна в регионе, имеющая общие границы со всеми тремя конфликтующими сторонами: Республикой Армения, Республикой Арцах  и Азербайджаном.

Арцах имеет общие границы с тремя государствами: на западе – с Республикой Армения, на востоке – с Азербайджаном и на юге – с Исламской Республикой Иран.  Границы с Республикой Армения открыты, к тому же только через Армению обеспечивается связь с внешним миром.  Границу с Азербайджаном, скорее, можно назвать линией фронта. Несмотря на дружественные отношения между нашими народами, граница между Арцахом и Ираном остается закрытой, что    противоестественно.  

Мы заинтересованы в том, чтобы иметь действующие границы и дружественные отношения со всеми соседними государствами, в том числе с Ираном.  Убежден, что Иран также заинтересован в сохранении общей границы с Арцахом. Думаю, это выгодно также и другим заинтересованным   акторам в регионе.

Вы являетесь министром иностранных дел страны, которая официально не получила международного признания. В этом есть некое противоречие.  Каков Ваш опыт в качестве министра иностранных дел такой страны? На какой плоскости находятся ваши отношения с другими странами и как они формируются?

Я не вижу никаких противоречий. Наша республика была провозглашена в 1991 году и, естественно, мы должны строить внешнеполитические отношения, в том числе и для достижения международного признания.  Мы осуществляем присущие признанным государствам функции, среди которых, в первую очередь, создание внешних благоприятных условий для безопасного развития.

Следует также отметить, что Республика Арцах полностью соответствует установленным в 1993 году Конвенцией Монтевидео «О правах и обязанностях государств» критериям международной правосубъектности государств, одним из которых является способность к вступлению в отношения с другими государствами.

Факт временной непризнанности Республики Арцах со стороны государств - членов ООН не может поставить под сомнение   реальность того, что Арцах является важным военно-политическим фактором в регионе.

Есть немало государств, получивших международное признание спустя десятилетия после образования.  Стоит также упомянуть пример Швейцарии, которая получила международное признание через несколько сотен лет.

Процесс международного признания Арцаха начался. В настоящее время оно осуществляется на уровне отдельных административных единиц: штатов, округов и городов зарубежных государств.    К примеру, в эти дни в Арцахе находится делегация депутатов из штата Калифорния, одного из признавших  нашу республику американских штатов.

Если с Баку будет подписан договор о долгосрочном мире, вероятно, судя по переговорам, вы потеряете большую часть населенных пунктов, то есть территорий, находящихся за пределами Арцаха.  Возможно ли, что по итогам подобного мирного договора мы уже не будем соседями с Арцахом?

Наши нынешние государственные границы не находятся вне пределов исторического Арцаха.  Следует также отметить, что некоторые территории Республики Арцах, к примеру, Шаумянский район, часть Мартакертского и Мартунинского районов, которые составляют приблизительно 15 процентов территории республики, до сих пор оккупированы Азербайджаном.

Находящиеся под юрисдикцией Арцаха территории закреплены в принятой на всенародном референдуме Конституции Республики Арцах, которая выражает волю нашего народа.  То есть одни и те же законы, одно и то же правовое поле действует и в столице Степанакерте, и, например, на левом берегу реки Аракс.

Соответствует ли такой подход переговорам, проводимым под эгидой Минской группы ОБСЕ?

Отмечу, что все три стороны конфликта считают ключевыми для урегулирования конфликта вопросы территорий, статуса Арцаха, беженцев, безопасности, деблокады Арцаха и Республики Армения, которые в свое время были выдвинуты сторонами в качестве предмета переговоров.

Что касается переговоров и перспектив достижения долгосрочного урегулирования, могу сказать, что переговорный процесс уже имеет свою историю.  Переговоры по урегулированию конфликта в рамках Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) начались еще в 1992 году и прошли через различные этапы.

Необходимо отметить, что Арцах признан ОБСЕ в качестве стороны конфликта. А именно: в документах ОБСЕ четко указано, что в конфликт вовлечены три стороны: два государства-участника ОБСЕ и третья сторона – Нагорный Карабах.  Это имеет важное значение.

До 1997 года имели место полноценные переговоры в трехстороннем формате, которые проходили по классической схеме. Именно в этот период в процессе урегулирования были зафиксированы единичные, но ощутимые результаты –  в 1994 и 1995 годах были подписаны трехсторонние соглашения о прекращении огня и его укреплении, под которыми стоит и подпись арцахской стороны. Однако, начиная с 1997 года, мирный процесс, можно сказать, протекает в искаженном формате, без прямого участия Арцаха, что отрицательно сказывается на эффективности процесса урегулирования.

Сегодня в классическом смысле нет переговорного процесса, который был до 1997 года.  Начиная с 1997 года посредники используют метод челночной дипломатии: работают со сторонами по согласованию ряда принципов, на основе которых можно будет продолжить переговоры.

Однако этот процесс сталкивается с трудностями, а в апреле 2016 года война, развязанная Азербайджаном, стала серьезным ударом по мирному процессу и намного отдалила перспективы окончательного урегулирования конфликта.

Главной задачей на сегодня является обеспечение мира и стабильности в регионе. И усилия сопредседателей, прежде всего, направлены на это.

Считаете ли Вы, что во время апрельской войны Россия действительно изменила свою политику в пользу Баку?

Не думаю, что в позиции России произошли какие-то изменения. Россия, Соединенные Штаты Америки и Франция являются странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ и имеют согласованные подходы по обеспечению мира в регионе.

Что касается апрельской войны, то следует отметить, что с согласия двух других стран-сопредседателей, Россия в эти дни сыграла более активную роль в прекращении боевых действий. Это обусловлено тем обстоятельством, что из стран-сопредседателей только у России есть соответствующий инструментарий влияния на стороны конфликта во время военных действий.  Следовательно, не случайно, что 5 апреля при посредничестве России стороны пришли к устной договоренности о прекращении военных действий и восстановлении режима прекращения огня, установленного соглашением от 12 мая 1994 года.

В целом в разные периоды мы были свидетелями того, как одна из стран-сопредседателей – США, Россия или Франция – принимает более активное участие в процессе урегулирования. Однако делается это с согласия других стран-посредников.

Насколько мне известно, Минская группа ОБСЕ запретила какой-либо стране продавать оружие Армении или Азербайджану. Однако за последние три-четыре года Россия продала Азербайджану вооружения примерно на 6 млрд долларов. Возможно ли такое, чтобы Россия проводила одну политику в рамках Минской группы и совершенно другую за ее пределами?

Как правило, западные страны не поставляют оружие сторонам азербайджано-карабахского конфликта. Однако в рамках военно-технического сотрудничества Россия поставляет оружие как Азербайджану, так и Республике Армения.  Россия является также стратегическим союзником Армении и продает ей оружие по внутренним ценам, более низким, чем Азербайджану.

Тем не менее, учитывая союзнические отношения между Россией и Арменией, такое сотрудничество с Азербайджаном, с моральной точки зрения, негативно воспринимается и в Арцахе, и в Республике Армения.

Россия объясняет это тем, что если оружие продадут не они, то это сделают другие, и отмечает, что, имея подобные торговые отношения с Азербайджаном, Москва также пытается сохранить военный баланс в регионе.

С таким подходом можно согласиться лишь в том случае, если бы Россия была единственным поставщиком вооружений Азербайджана. Известно, что Азербайджан приобрел у Израиля оружие и боеприпасы примерно на ту же сумму. Среди других поставщиков можно отметить Турцию, Пакистан, Украину, Беларусь. В военно-промышленной сфере Азербайджан сотрудничает также с Южной Африкой. В последнее время появились публикации о том, что  Азербайджан приобрел также оружие чешского производства.

Если азербайджанские войска предпримут наземную атаку, с какой стороны они наступят и где размещены ваши оборонительные рубежи?

Ответ на этот вопрос известен руководству вооруженных формирований Азербайджана, а также разведывательным структурам Арцаха.

Для обеспечения военной безопасности нашей страны мы продолжаем проводить активные работы вдоль всей линии обороны.

Мы были свидетелями того, что во время четырехдневной апрельской войны 2016 года Азербайджан предпринял наступление по нескольким направлениям. Армия обороны Арцаха доказала, что способна остановить атаки Азербайджана и обеспечить надежную защиту страны.  Разумеется, во время апрельских боевых действий рядом с Армией обороны встали также добровольцы как из Арцаха, так и Республики Армения, которые сочли своим долгом участвовать в защите Родины, не дожидаясь объявления мобилизации.

Вопросы, связанные с безопасностью Арцаха, находятся в центре внимания и под непосредственным контролем Президента страны Бако Саакяна. Могу подчеркнуть, что после апреля мы стали сильнее и продолжаем создавать различные механизмы сдерживания для предотвращения развязывания новой агрессии со стороны Азербайджана.

Имеются материалы об участии турецких войск в апрельской войне. Вы подтверждаете этот факт?

Факт в том, что Турция является союзником Азербайджана, и они тесно сотрудничают  в военной и военно-технической сферах, очень часто проводят совместные военные учения, в том числе на территории Нахиджевана.   Не секрет, что в азербайджанской армии уже давно служат многочисленные военные советники из Турции, а азербайджанский офицерский состав проходит переподготовку в основном в Турции. Таким образом, не исключается, что Турция сыграла определенную роль также и в ходе апрельской войны.

Если бы ранее проживавшие здесь азербайджанцы, независимо от общественного мнения, захотели бы  вернуться и жить с вами под одной крышей без каких-либо предварительных условий, вы бы приняли их или нет?

Мы придерживаемся того, что пострадавшие есть всех трех сторонах конфликта. К ним относятся также беженцы и внутренне перемещенные лица. И это проблема не только Азербайджана.

Согласно переписи населения 1989 года, к концу существования Советского Союза в Азербайджане проживало 390 тысяч армян, а согласно некоторым источникам – около полумиллиона армян.  В Арцахе проживало около 40 тысяч азербайджанцев. То есть, армян в Азербайджане проживало в 10 раз больше, чем азербайджанцев в Арцахе. И все эти люди пострадали из-за политики Азербайджана, особенно вследствие развязанной Азербайджаном войны против Арцаха.

Наш подход заключается в том, что должны уважаться права всех беженцев и перемещенных лиц.  Во время проводимых при посредничестве сопредседателей МГ ОБСЕ переговоров, в которых в свое время я принимал участие в составе официальной делегации Арцаха, посредники подчеркивали необходимость создания условий для гарантированного, безопасного, добровольного и сбалансированного возвращения, а также обеспечения достойной жизни перемещенных лиц и беженцев, независимо от их национальной принадлежности.

Право армян и азербайджанцев на возвращение, хотя и с некоторыми исключениями, не оспаривается. Проблема заключается в отсутствии политико-правовых условий для реализации этого права.  В то же время возвращение является лишь одним из способов решения этой проблемы. Альтернативными методами возмещения нанесенного ущерба, которые предусмотрены международным правом и применялись в международной практике, являются обмен населением, компенсация, гарантии неповторения произошедшего и др.

Вопрос беженцев – один из ключевых вопросов в процессе урегулирования, причем все эти вопросы тесно взаимосвязаны.  Для комплексного решения данной проблемы прежде всего необходимо признать независимый статус Арцаха.

Мы заинтересованы в скорейшем урегулировании конфликта, что позволит обеспечить стабильность и процветание для всех народов региона.

 

 

Министерство Иностранных Дел
Нагорно-Карабахская Республика
НКР, Степанакерт, Азатамартикнери 28
Тел: (+374 47) 9 44087, Факс: (+374 47) 9 71551
Web: www.nkr.am
Все права защищены. © 2008
Разработано Ghazanchyan.com